Поспешившие к лету

Климатическая аномалия лета-2010 совершила в наших краях непоправимое. Ничего не сгорело, и даже зелень не особо пострадала – дым защитил природу от солнца, и в самый разгар жары леса и перелески выглядели примерно так, как и положено им в это время года, - однако дороги пострадали непоправимо. Они стали проезжими; более того, теперь они отчетливо видны. Что это значит для нашей местности, казалось бы, давным-давно забытая богами и людьми? Особенно, когда – грибы?..

Просыпаться в деревне можно по-разному. Можно – от псиного лая, от петушиных воплей, от укуса осы, от скандала соседей… однако от утробного автомобильного рыка мне до сих пор просыпаться не доводилось. А машины, между тем, рычали, одна за другой пробираясь полем. Одна, другая… когда речь зашла о десятке, я утратил интерес к счету. Все, разумеется, двигались слева направо – со стороны дороги в сторону леса.

Разумеется, понять – да и в какой-то мере простить, - странствующих грибников было можно. Я и сам, прибывши на место поздним вечером пятницы, изучал «контрольные точки» своего участка при помощи фонарика. Нашел, правда, лишь несколько семеек плотных красивых свинушек (а свинушки тут у нас совсем не такие, как в худосочных нечерноземных областях – «тонкими» их едва ли кто назвал бы!..), но для осознания масштаба происходящего этого было, пожалуй, достаточно. Учитывая опыт прошлых лет, мне грозил новый приступ заготовительной лихорадки – напасти утомительной, бессмысленной и, пожалуй, постыдной. Но выхода нет – придется с утра вступать в заведомо обреченное состязание с природой родного края.

Утро, однако, внесло свои коррективы. Стало понятно, что белых грибов, которые у нас растут лишь на опушках, мне не достанется. Не достанется и крупных ярких подосиновиков – такие всегда гибнут первыми. А значит, я совершенно свободен в своих поступках, а заготовки можно оставить заготовителям. Решив так, я пригласил свою семью прогуляться в прямо противоположном от «больших грибов» направлении – в старый, величественный липовый лес за ручьем.

(Впрочем, конечно, удержаться от разведки было трудно. Едва проснувшись, вышел за ворота, нашел несколько подберезовиков, - первый, как водится, ногой, - двинулся дальше, набрел на несколько довольно крупных семеек осинового груздя, а в кармане откуда-то образовался вдруг большой, очень большой пакет… Грузди, подберезовики, снова грузди… еще метров 50 на юг, и вместе с подберезовиками начинают попадаться небольшие, но очень крепкие подосиновики, нехарактерные для юного березняка – с кирпично-красной очешуйкой ноги… И кругом, насколько хватает глаз – сыроежки самые различные, и волнушки белые, и чего только нет… Нашелся даже один белый гриб.)

Итак, если у местных жителей были какие-то сомнения по поводу нашей вменяемости, то события минувшей субботы внесли полную ясность. Потому что все видели, что мы принесли из лесу ближе к полудню. А принесли мы и пакет зонтиков двух видов, краснеющего и «большого», который у нас почему-то получается мельче; и корзинку шампиньонов перелесковых и лесных; и без числа моховиков, зеленого (что получше) и какого-то другого, мелкого и покрытого черепитчатой сетью трещин, но без красноты – Xerocomus chrysenteron? – да кто ж его знает… да и зеленый – такой ли зеленый, как может показаться? Вопросы, вопросы… Среди грибов, которые почему-то не брали, можно было бы много сказать о каких-то довольно крупных порховках, и о «подвишнях», и опять-таки о сыроежках разных мастей… однако более всего удивила одна находка: среди перелесковых шампиньонов завелся очень похожий гриб, но с чисто-белыми пластинками и аккуратной юбочкой кольца. Что это - Leucoagaricus naucinus? Ни разу не встречал…

В общем, наш улов в тот день был способен поразить даже самое косное воображение. Он и поразил – целый день к нам заходили под разными предлогами соседи, заходили и скептически изучали добычу, разложенную на веранде. Это мне известно, правда, лишь с чужих слов – меня-то дома не было. Я всё же отправился в березы, туда, откуда уже успели, как я надеялся, убраться утренние заготовители. Собирать, наверное, будет уже нечего, а вот посмотреть и поснимать – может, и найдется что-нибудь любопытное? В какой-то мере я не ошибся – кое-что любопытное действительно нашлось.

Во-первых, обратило на себя очевидное «смешение сезонов» - виды, которые воспринимаются чисто как осенние, причудливо перемежались летними: огромные кучи каких-то безымянных гебелом состязались за место под березами с молодой порослью розовых лаковиц, а кое-где, совсем редко, из травянистых холмиков насмешливо выглядывали шляпки псилоциб… Повсюду перемигивались разноцветные сыроежки, а в березовом редколесье уже водили хоровод красные мухоморы. При том не было видно ни серо-розовых (лишь несколько штук), либо, напротив, бледных поганок – вообще ни одной. Роль представителя рода Amanita, помимо красного мухомора, взяли на себя поплавки всех основных видов. Часто встречалась сизо-белая энтолома, роль покорителя пней была более-менее ровно распределена между летним и кирпично-красным опенком. Не обошлось и без плютея.

Во-вторых… сколько людей ни будь, грибов всё равно больше. Подберезовики стремительно заполняли корзину и большой мешок. Нет, «шляпы» я не брал, и это немного оттянуло неибзежное. Но как не брать крупные, тяжелые, отборнейшего вида подосиновики? Этому искусству пока еще нигде не обучают.

«Смешение времен» отразилось и на подберезовиках – почему бы и не отразиться? Летние, «в яблоках», грибы эффектно контрастировали со строгими «черноголовиками»; тонкие серо-коричневые экземпляры «июльской» разновидности выглядели на их фоне природным недоразумением. Впрочем, даже они были твердые, белые внутри и совсем не червивые. Что-то, видимо, сотворил природный катаклизм с грибными мухами… С лосиными, впрочем, тоже: было их втрое, впятеро менее обычного. Или, быть может, дело тут в количестве грибников?

…Как-то очень незаметно первые «грибные выходные» сезона подошли к концу. Конечно, трудно было удержаться от соблазна проведать «белые места», зачищенные еще в субботу утром. Пара десятков отличных длинноногих грибов березового типа, конечно, пополнила запасы, но, судя по количеству гигантских «спилов» вокруг, можно было лишь гадать, сколько отборного материала было вывезено в течение выходных.

Впрочем, это тоже пройдет. Уже сообщили, что пошли первые опята. А это значит, что посторонних машин в наших тихих краях будет, наверное, еще больше, но людей я, скорее всего, не встречу – все они будут настойчиво вытаптывать старый лес к северу от деревни. А мои любимые, не совсем грибные, но всё же – места, снова будут в полном моем распоряжении.

Игорь Лебединский, 12.09.2010

нет тары
Осиновый груздь множественного числа
Так похож на шампиньон...
Белые пластинки, слабый грибной запах
Нечто свежее на еловом пне
Зонты скрытой камерой
Гриб осеннего настроения
Тот самый плютей
Ничуть не зеленый моховик
   
Яндекс.Метрика