19.07.03

В воздухе растворялся аромат цветущих лип. Я понимаю, насколько банально это звучит, но что поделать, если правда? Старый липовый лес, стеной стоящий за каскадом прудов, цветет и пахнет. То же самое можно было сказать и о полосе разнотравья между прудами и лесом. Цветет буквально всё. Еще не дойдя до леса, я решил, что грибов не найдем: не то в природе настроение. Я, конечно, ошибся - первый раз за сегодня. Череда ошибок стартовала.

Тем не менее, первые полчаса прогулки по опушке только подтвердили мои подозрения. Кроме каких-то плебейских ворончатых говорушек и пары поплавков (ни того, ни другого мы не берем), а также нескольких серо-розовых мухоморов (тоже не любим), грибов не было. Разве несколько сыроежек, а так - ничего. Опушка истоптана вдоль и поперек неизвестными грибниками (места дикие, заброшенные - откуда в этом году лезут все эти грибники, непонятно; дыру надо бы найти и заткнуть). Любимые пни стоят голые. Всё идет по плану.

Как-то ненавязчиво начали попадаться моховики и подберезовики. Моховики заранее какие-то обреченные, совершенно клетчатые. Подберезовики скрюченные и суховатые. "Межсезонье", - думал я. "У грибов пересменка. Июньские смену сдали, июльские еще не приняли."

Вскоре нашлось несколько белых. "Спасибо", - разговаривал сам с собой я, - "но в отчете надо написать, что белые были так себе - маленькие, недокормленные, и какой-то совсем нелюбимой разновидности - с темным узором на ножке". Вскоре, разумеется, это суждение пришлось пересмотреть - нашлись и крупные, такой же точно разновидности, но ими можно было убить человека, - как тупым тяжелым предметом, - если бы вдруг возникло такое странное желание.

Мы медленно перемещались в сторону молодого ельника, где пару недель назад истребили популяцию рыжиков. Две недели, рассуждал я, это не рыба и не мясо. Старые точно сошли (они и тогда уже стояли на сход), новые наверняка не появились: грибнице нужно время на перезарядку. Так и запишу.

Рыжиков мы набрали по небольшому пакету. Было их, конечно, не очень много - гораздо меньше, чем в прошлый раз. Почти все они, кроме бесформенных "мутантов" (пораженных каким-то грибком, что делает их похожими, не поверите, на строчки), сильно червивые. Но рыжики - были, и были в количествах, которые в нормальный сезон вызвали бы крайнее изумление. Всё-таки места тут совсем не "рыжичные".

Обобрав ельник, мы двинулись дальше - скорее уже, просто гулять. Там, куда мы шли, грибов никогда не бывало. "Необходимо записать", - размышлял я, - "что у грибов, очевидно, есть какой-то главный штаб. Именно он решает, каким видам выделить ресурсы на этот сезон, а какие прижать. Вот, например, в этом году. Кто-то вылез раньше срока - рыжики, например, и осенние опята. Кого-то вообще тут никогда не стояло - в частности, белых волнушек. Подберезовиков вообще никогда не было по-многу, а тут пожалуйста: ведрами таскали, да откуда - из молодых берез. А вот обычных в это время лисичек нет совсем..."

Разумеется, через пару минут после этого сильного вывода моя жена нашла целую кучу больших, мясистых лисичек. Собирали вдвоем.

Ладно, тогда запишу, что лес здесь крайне однообразен в своих проявлениях. Все массовые грибы - с первых страниц самых попсовых "полных справочниках грибника". Никакой экзотики.

- Смотри, а это что такое? - удивилась жена. Я пошел на зов, срывая подворачивающиеся под ноги подберезовики.

Там было чудо из чудес: веселка. И не одна. Смешно сказать, но я до сих пор ни разу не видел веселку "в полный рост". В яйцеобразной форме - видел.

Веселка оказалась точно такая же, как ее описывали. И внешне, и как бы это сказать, обонятельно. Свидетельствую: веселка пахнет омерзительно. И для того, чтобы это понять, не нужно наклоняться, и не нужно даже к ней подходить. В теплую безветренную погоду группа веселок отравляет воздух в радиусе пяти метров. Снимать ее было, честно говоря, противно. Более того: в первый момент, не поверив своим глазам, я потрогал шляпку пальцем. Кажется, палец воняет до сих пор (только кажется, разумеется, но каково впечатление!). Да, интересный гриб веселка.

"А вот, кстати, валуев нет!" - осенило вдруг меня. - "Ни одного, в середине июля! Аномальный год." Разумеется, через три минуты жена нашла целую кучу этих валуев, от мала до велика, и еще несколько серо-розовых мухоморов и поплавков. Действительно, аномальный год.

Вдоволь нагулявшись по опушке, мы вернулись домой. Долго разбирались с грибами, высыпали мусор (много мусора) под елку. Удивительно: почему у нас на участке не растут грибы? Диких деревьев - полно. Елки, березы. Все взрослые, хорошие. Следуя рекомендации из какой-то забытой книги, второй десяток лет высыпаем под них грибной мусор, даже прикапываем. И что толку? Несколько лет назад пошли было свинушки, да и те куда-то делись. Надо совершенствовать технологию.

Ближе к вечеру, когда солнце запуталось в еловой кроне, а "Торпедо" выиграло у ЦСКА (а значит, было как минимум шесть часов), мы вышли прогуляться перед ужином. На всякий случай взяли с собой пару пакетов - я не собирался, жена настояла. Действительно, вдруг найдем что-нибудь.

Пробежались по полю с березками, откуда в начале июня люди ведрами тащили подберезовки, а потом (уже не люди, а мы) в таких же масштабах собирали там волнушки. На поле с березками ничего не было, да мы и не искали особо: просто погулять вышли. По правде говоря, после удачи с рыжиками я в глубине души рассчитывал на продолжение банкета по части волнушек, но рассчет мой, как обычно, не оправдался.

Пройдя поле, зачем-то полезли в лес. А ведь вышли просто прогуляться! В лесу, разумеется, не было ничего. Ничего, кроме десятка унылых моховиков. Вообще, лес был очень надежный в этом плане: в нем никогда ничего не было, кроме тех же клетчатых моховиков и, под настроение, сыроежек. Еще надо сказать, что лес состоял примерно поровну из берез и каких-то южных деревьев, вязов ли, грабов ли, не знаю. Все деревья невысокие и чахленькие. На земле вместо травы гнилые сучья. Странно было бы искать в этом лесу грибы. По правде говоря, я приписывал такое плачевное состояние леса именно отсутствию грибов. В любом случае, этот участок леса служил хорошей иллюстрацией о пользе симбиоза и о вреде его отсутствия - как та половинка яйца, не обработанная зубной пастой.

Однако моя жена не настолько опытный грибник, и она наивно продолжала искать грибы. Где-то на десятом подберезовике я насторожился. Когда же она указала мне на пару совершенно роскошных белых, я подумал, что год на год не приходится, и тут действительно могут быть какие-то грибы.

Мы погуляли еще час. Подберезовики были везде. Где не было подберезовиков, там были белые. На моховики мы внимания не обращали. Везде, где за последние десять лет я не нашел ни одного путного гриба, были либо подберезовики, либо белые. Либо, на крайний случай, серо-розовые мухоморы и разнообразные поплавки (включая белый поплавок, который я тут увидел впервые). Наши пакеты были забиты до отказа; представив, что там с моими подберезовиками творится на дне, я протрубил ретираду.

Завтрашний день у меня весь расчерчен надеждами и ожиданиями. Впрочем, я помню, что сегодня все ожидания сбываются с точностью до наоборот. Ладно, посмотрим, что принесет нам новый день. Главное, чтобы не очередные протоколы и схемы ДТП. Остальное, пожалуй, переживем. Да и это переживем, где наша не пропадала.

20.07.03

С легким сердцем предположив, что сегодня мы уж точно никаких грибов не найдем (обычная история: не раз и не два я находил массу неожиданностей там, где никаких грибов никогда не было, но на следующий день возвращаться туда было бесполезно), я решил снова пройтись по местам вчерашней славы. Разумеется, прогнозы не оправдались: грибы всё еще были. Были моховики, были подберезовики, были белые. Была довольно любопытная семейка чешуйчатки на старом кострище (наверное, Pholiota highlandensis, а есть ли какие-то варианты?). Были, как и прежде, стада поплавков серых и белых, монументы серо-розовых мухоморов, были подгрузки черные (разумеется, все в безобразном совершенно состоянии), попадались сыроежки. Сыроежек попалось меньше, чем белых. Позволила себя найти семейка ежовика желтого - гриба, более чем обычного в середине июля. Наконец, обнаружился один-единственный белый подгруздок, что само по себе ничего не значит, но тоже почему-то радует.

Еще нельзя не отметить, что в елках вместе с рыжиками мне попался один-единственный перечный гриб, невероятно тощий и жалкий даже по меркам перечных грибов. Не думаю, что это очень важно, но теперь картина, кажется, приобретает завершенный характер. Мир вам, и грибов побольше.

Игорь Лебединский, 20.07.2003

Яндекс.Метрика