Не найденные

Деревня – пейзаж в зеленых тонах. Как всегда в эти дни, как и год назад, и десять, всё зеленое, но зеленое по-своему. Старые ели, зубцами башен возвышающиеся кое-где по границе леса, зеленеют сдержанно, отстраненно, с уклоном в синь и черноту. Поле покрывает оптимистичная, аппетитная зелень молодых березок и ольх. Ивовые облака, плывущие над запруженным ручьем, дают окружающей зелени неожиданный химический оттенок. Подмерзшая листва дубов и кленов дает благородные ржавые вкрапления. Лиственница зеленеет густо. Сосна – чёрно. Липа – мелко. Цветущая повсюду черемуха, дикая яблоня и вишня добавляет в пейзаж салатных чувств.

Всё, как и бывало уже десятки раз, но все равно приятно и свежо. Потому, наверное, и приятно, что всё – так.

Ехал в этот раз, впрочем, на фоне некоторой фрустрации – не успел в пятницу скачать и посмотреть Lost, и мысли о том, что же там было и будет, изрядно отвлекали. Удивительно, как можно увлечься чужой историей, но всё-таки можно – и истории, сопоставимой с Lost, не было придумано очень давно. Впрочем, бог с ним, никуда не уйдет до воскресенья. Хотя, надо признать, вот эта избушка очень похожа на логово островного Джейкоба, кем бы он ни был, да и сами места – своей потерянностью и заброшенностью посреди промышленной, плодовитой Тульской области… Точнее, всё это стало видно сейчас, в последние голы, когда сила местного Джейкоба (назовем его хоть Яшей) стала иссякать, и из большого мира в тихую оторванную Бобровку начали протекать изменения – по определению, к худшему. И нет у нас своего Бена Лайнуса, который решил бы вопрос пришельцев с помощью милосердных отравляющих газов.

Интересно, на Острове есть грибы? Риторический вопрос, без которого вполне можно было бы обойтись. Остров относится к Гавайям (по факту съемок, да и по духу истории), а на Гавайях с грибами порядок. Есть даже сайт, посвященный грибам гавайских островов, очень странно находить на нем панаэолусы и леписты. Надо же – на острова за панаэлоусами!

Хотя… вот, собственно, еловая опушка, а на ней, точнее, на валежнике (на еловом ли, не на еловом – человеку неизвестно) заросли каких-то мелких тубарий. Интересно – думаем о Гавайях, а собственных тубарий не знаем. Какой смысл думать о далеких островах с фантастическим, хотя и на диво убедительным, сюжетом, если не знаешь обыкновенного гриба, год от года вырастающем на отлично известном человеку месте? Вопрос с тубарией необходимо решать.

Появились первые комары. Так пока не много, но когда пластаешься по сырой и прелой земле в поисках удачного ракурса, даже «не много» - много. Последние несколько лет, после страшной зимы, когда из пруда исчезла вся рыба, комаров мы почти забыли, но природа берет свое. Интересно, что на Острове с кровососущими гадами? Едва ли Гавайи заслужили бы славу земного рая, если бы люди ходили там всё время в накомарниках. Так что если бы я снимал эти молодые трутовички (чешуйчатые, если я не ошибаюсь) на Острове, а не в еловых посадках невдалеке от дома, отбиваться плечами от алчных жал мне бы не пришлось.

Тубарии, трутовики, какие-то иссохшие мицены и стробилюрусы, вездесущие псатиреллы, обиженно надувшие гигрофанные свои шляпки… бросилась в глаза старая одинокая дисцина, ставшая от времени и печали едва не лиловой… небогатый, прямо скажем, улов. Попадалась еще дрожалка – там, где осенью она отпустила дикую русую бороду, на сей раз красовалась политкорректная эспаньолка, да и в других краях больших грибов не выросло. Сушь, перешедшая в холод, не особо-то благоволит дрожалкам. Вот и эксидия, взошедшая на березовом бревне, успела обрасти плесенью, но так и не набрала внушительного веса.

Спокойно, никуда не торопясь, прошелся по всем любимым опушкам, никого по обыкновению не встретив (лишь вдали что-то рыкнуло двигателем, но, увидев состояние лесных дорог, даже тракторный двигатель захлебнется в негодовании), брел, рассеянно размышляя о Lost’е. Надо же вот так сделать-то. Отличная идея в основе, сверхпрофессиональная реализация, приличный актерский состав (все – характерные, как только тут и надо), никакой экономии на постановке. Вот и весь секрет. Всего-то надо – несколько гениальных людей в составе авторов, хороших актеров и режиссеров, и много-много денег. Тогда всё и получится.

Шел по дубовым, березовым и еловым окраинам, фиксировал редкие малоинтересные грибы (говорить можно лишь о поблекшей, отцветающей саркосцифе), время от времени ловя на себе чей-то подозрительный взгляд. Нет, никого. Опять показалось. Как в кино. Только там героям являлись призраки умерших и говорили что-то многозначительное, а то и манили за собой, а тут – никого. Яша, видимо, слабее Джейкоба. Или, допустим, «жизнь жестче», и кино ей не указ. Скорее всего, так.

А ведь однажды мы действительно его почти видели… Лет восемь назад, отдохнув очень существенно, но не до беспамятства, вышли в темноте прогуляться, и встретили маленькую избушку со светящимися окнами там, где никакой избушки ни до, ни после не наблюдалось. Было, не выкинешь. Три человека помнят. Надо было постучаться и представиться – может быть, сейчас всё было бы сильно иначе. Надо было, а вот не зашел, не зашел и не постучался. И не представился, не предложил помощь нашему маленькому Острову, затерянному в нарисованном человеческом мире. Вот поэтому, наверное, всё тут – так.

Подкрались тучи, засуетился ветер, полил тяжелый крупный дождь. Я насторожился – в Lost’е, как только дождь, кого-то обязательно начинают убивать или, по меньшей мере, сильно бить морду, а поскольку никого, кроме меня, в зоне видимости не наблюдалось, на вопрос «с кем это будет происходить?» ответ был совершенно ясен. Я достал нож, но единственное, к чему смог его применить – так это к россыпи мелких, свежих и прекрасных летних опят.

Между тем, наступил вечер, и совы затянули свое сумасшедшее «уй-юй». Что ж, здравствуй, лето. И пусть пропавшие никогда не найдутся, даже если некоторые из них по наивности полагают, будто этого хотят.

Игорь Лебединский, 18.05.2008

Зеркало вод
Яшина кабинка
Тубария бол
Тубария мал
Чешуйчатые ли трутовики?
Одинокая дисцина
Эксидия в пуху
Не обошлось и без дрожалки
Всё та же псатирелла
   
Яндекс.Метрика