Всё лето в один день

Лето мечется по календарю, как тот первый стакан, проглоченный лирическим героем в тамбуре электрички. То оно приходится на середину мая, то якобы успокаивается в июне, давая ложную надежду, то вдруг выпрыгивает внезапно в августе, когда никто к этому не готов... и еще одно ложное упокоение в начале сентября сменяется решительным рывком на свободу.

18 сентября 2015 года. Солнце жарит как в июне. Лето, распрыгавшееся по календарю, пришлось и на весну, и на сезон Земли, и на осень. Не попало оно только в свой тайм-слот, вместо него вдруг выросли грибы. Вне плана, как сюрприз.

…Впрочем, это всё локальные жалобы. На севере, в Московской области, таких непоправимых скачков не зафиксировано. Сезон прогнулся, но не провалился. На юго-западе, ближе к Калужской области, люди спокойно занимаются грибными заготовками, как и не быо ничего. А у нас?

...Бездонное голубое небо, исчирканное самолетами, поблекшая, примолкшая от нежданной жары растительность. Горячий ветер, несущий с Дикого Поля горький запах пыли и полыни...

Грибы? Какие грибы?

Хочется, чтобы небо налилось свинцом и опустилось на верхушки сторожевых елок, чтобы воздух наполнился мелкой моросью, чтобы разгульные летние запахи прибило к земле и не отпускало более. И чтобы грибы.

Но нет — в небе тают инверсионные следы, а черные вороны, браво покрикивая фольклорными голосами, где-то там, глубоко в поблекшей синеве, ловят сияющие белоснежные самолеты, ловят и почему-то не могут поймать...

Под елками — огромные, черные от обид на гримасы климата свинушки; среди цветов — кучка карликовых светло-кремовых строфарий... Лес стоит не по-летнему голый, словно преждевременно облысевший повеса; приходит себе напоминать, что уже самое время, да и в разгар настоящего лета половину зеленой массы объели какие-то неприятные листорезки. Быть может, грибов нет потому, что деревья стоят объеденные? Едва ли. Тем более что грибы-то есть.

Плотными рядами взошли осиновые грузди, и засуха им вовсе не препятствует, просто придает особую форму. Подобно башням-ретрансляторам возвышаются кое-где массивные, непонятным образом свежие подберезовики. Бесстыдно глазеют красные лица мухоморов.

Но раз— ладно уж, грузди не собрать грех, - всё прочее достойно называться грибами?

Скучно, товарищи, скучно. Который уж месяц — синяя бездна над головой, переливчатый бело-желтый глаз солнца, скудная зелень деревьев, пыль из-под ног, лосиные мухи, хруст сухой травы... Прошел «дорогой жизни», где даже в самую лютую пору можно было встретить что-нибудь интересное, нашел заросли каких-то кожистых паутинников, почетный караул из мухоморов, ну и перенаселенный анклав Cortinarius triumphans. На этом фоне даже маленький желтоногий плютей показался серьезной находкой.

А вечера-то былинные... И сад еще полон цветов... И виноград, стремительно окрасивший себя в бордовый колер,  красивый... И тут становится ясно, что всё же так хорошо и покойно, и только на опушке засечного леса надрывно рыдает кикимора...

Или нет. Уже смеется, заливисто хохочет, будто придумала непристойную шутку.

А грибы будут.

Игорь Лебединский, 21.09.2015

Осиновые грузди радостно приветствуют солнце.
Незнакомые человеку паутинники не менее радостно приветствуют солнце.
А плютей, выросший в липовом полумраке вековых засек, своего солнца так и не дождался.
 
Яндекс.Метрика